Я не буду оплакивать тебя, Асифа!
Текущие События

Я не буду оплакивать тебя, Асифа!

Не увлекайся всеми протестами в твою честь и требующими справедливости хэштегами. Мы делали это раньше, и мы сделаем это снова. Мы знаем, что делать. 

Нет, Асифа, я не оплакиваю тебя, потому что скорбь по тебе довольно бессмысленна. Особенно в морально развращенном обществе, в котором мы живем сейчас.

Разве вы не видели, как сотни мужчин и женщин (да, женщин) вышли в поддержку твоих убийц? Они были за тех, кто похитил тебя, напичкал наркотиками в храме, насиловал в течение нескольких дней, а затем задушил и разбил твою голову камнями. О да, они также несли государственный флаг, чтобы доказать свой патриотизм, и, возможно, в знак твоей вины за то, что ты была изнасилована. И подумать, что ты всего лишь восьмилетний ребенок, ищущий потерянного пони.

Но не беспокойся, Асифа. Это неудивительно. Эти реакции полностью соответствуют характеру этой нации и тому, чем она стала со временем. Задолго до того, как ты родилась, был человек с непристойными политическими амбициями стать премьер-министром, маршируя по всей стране и разделяя бывших друзей и соседей на индусов и мусульман. А что ты думаешь мы делали? Неужели мы смущались из-за грубости его амбиций, той легкости, с которой он использовал все священное в наших религиозных текстах, чтобы превратить нас в кровожадных монстров? Нет! Мы стали мышами для его волынки и весело танцевали под его ядовитую музыку. И мы на самом деле думали, что этим можно гордиться.

Несколько лет спустя, когда христианский священник и его двое маленьких спящих детей были сожжены на своем джипе, нам не было стыдно. Мы думали, что это победа нашего права на самоопределение.

Почему чуть более 16 лет назад, когда поезд с Карсеваками (прим. инд. “активистами”) был подожжен, мы не думали, что нужно было бы согнать преступников и отправить их в тюрьму. Нашим первым действием было доставить обгоревшие тела на «шобха ятра» (прим. инд. “триумфальный марш”) через город в 128 километрах от места происшествия, разжигая страсти и крича в отместку. Горе нам, но мы искали не справедливость для убитых карсеваков, а изнасилование и убийство мусульман в целом. И в этом мы не увидели никакой иронии.

Что я могу сказать тебе, Асифа? Историй много, а времени мало. Помнишь двух далитских детей, которые были сожжены вместе со своими родителями в деревне Сонпед, недалеко от столицы страны, чуть более двух лет назад? Эти дети были младше тебя. Младшей девочке, Дивье, было всего девять месяцев. Ее старшему брату, Вайбхаву, исполнилось два года. Кто-нибудь знает, что стало с их убийцами? Я уверена, что нетрудно догадаться.

Почему, всего за несколько дней до того, как мы узнали твою историю, была другая история об изнасиловании другой девочки, не намного старше тебя. Она была арестована, ее отца избили до смерти в полицейском участке.

Асифа, дорогой ребенок, ты не последняя соломинка, которая сломает спину навьюченного верблюда. Аклах был убит под предлогом, что он ел говядину. Афразул з то, что его убийца думал, что он влюблен в женщину другого вероисповедания. А Джунаид? Бедного мальчика убили за ношение тюбетейки. Так что не слишком увлекайся всеми протестами в твою честь, хэштегами, требующими справедливости. Мы делали это раньше, и мы сделаем это и в следующий раз. Мы усовершенствовали рутину. Мы знаем, что делать.

И вообще, дорогая Асифа, если бы с тобой этого не случилось, какое бы у тебя было будущее? Ты не стала бы террористом-смертником, коим представляли твое будущее некоторые индуистские националисты, но вполне вероятно, что ты просто вела бы обычную жизнь, не сильно отличающуюся от жизни твоей мамы, тети или бабушка. За редким исключением (это можно назвать даже чудом, когда речь идет о девочках из бесправных, племенных, мусульманских общин) ты, скорее всего, вела бы жизнь в условиях нищеты и вечных лишений, как миллионы индийских девочек из бедных, маргинальных общин в 21 веке, и умерла бы не примечательной смертью. Но нет, мы должны были изводить тебя, убить, а затем доказать наш патриотизм, угрожая убить себя, если твои насильники будут преследоваться по закону.

Но в этом «что если» твоей истории есть еще одна история «что если», которую нужно рассказать.

Что если бы нам было стыдно, когда кто-то пришел и разделил нас по признакам религии, касты, языка и расы?

Что если у нас появился бы стержень сказать «нет» тем, кто хотел превратить нас в кровожадных монстров во имя лозунга «мой бог против вашего бога»?

Что если бы мы призвали тех корыстных извергов, которые использовали наши мечты, наши страсти, нашу неуверенность и наши страхи, чтобы создать свою империю?

Что, если, дорогая Асифа, мы бы решили держаться вместе как один народ, одна нация и построить страну, которую способны построить 1,2 миллиарда здравомыслящих людей?]

Представь себе, что мы могли бы сделать, если бы мы не были настолько погружены в эту игру, конец которой уже был предопределен –с кровью восьмилетнего ребенка на совести нации.

Возможности настолько огромны, что это поражает разум. Что если, дорогая Асифа, что если…

Так что нет, Асифа, сегодня я не буду оплакивать тебя.

Сегодня я оплакиваю Индию, которая могла быть…

Это письмо адресовано Асифе, 8-летней девочке из оккупированного Индией Кашмира, которая была изнасилована и убита индуистскими террористами.

.
Print Friendly, PDF & Email

You may also like...