Письмо-Малькольма-Х-с-хаджа
Общество и культура

Письмо Малкольма Икс с Хаджа

Еще в 1960-х годах американский правозащитник и популярный деятель Малкольм Икс совершил хадж. Это был период, когда в американском обществе царила расовая напряженность и между черными и белыми происходила безудержная сегрегация. Первоначально Малкольм Икс был связан с группой под названием «Нация ислама», которая считала, что белый человек является основной причиной всех проблем. В конце концов, Малкольм Икс вернулся к господствующему суннитскому исламу.

В исламе Малкольм Икс нашел ответ на все свои вопросы, особенно по вопросу о расовом разделении. Расизму, который часто оправдывался в США при помощи ряда разных предлогов, не нашлось места в исламе. Для мусульман все люди равны, независимо от цвета их кожи. Эта мысль безгранично поразила Малкольма Икс и он сразу понял, что только через ислам можно было решить такие проблемы, как расизм.

В 1964 году Малкольм Икс изложил свои мысли по вопросу о расизме, исламским решением, а также о духе хаджа в письме. Ниже выделен жирным шрифтом текст этого письма, хотя оно было написано несколько лет назад, оно остается актуальным даже по сей день.

Письмо Малкольма Икс с Хаджа

«Я никогда не видел такого искреннего гостеприимства, не ощущал столь потрясающего духа истинного братства, как здесь, на этой древней Святой земле, доме Авраама, Мухаммада и всех других пророков Священных Писаний. В течение прошлой недели я был совершенно безмолвен и очарован милосердием окружающих меня людей всех цветов.

Настоящее благословение, которое было даровано мне, – посетить святой город Мекку. Я сделал семь оборотов вокруг Каабы, во главе с молодым руководителем группы по имени Мухаммад, я пил воду из источника Зам-Зам. Я пробежал семь раз между холмами Ас-Сафа и Аль-Марва. Я молился в древней долине Мина и на горе Арафат.

Там были десятки тысяч паломников, прибывших со всех континентов. Они были разных цветов: от голубоглазых блондинов до чернокожих африканцев. Но все мы вместе участвовали в одном общем ритуале, проявляли дух единства и братства. Как мне казалось, судя по моему опыту в Америке, подобное никогда не могло произойти между белыми и не белыми.

Америка нуждается в правильном понимании Ислама, потому что это единственная религия, стирающая в обществе расовые барьеры. В ходе моих поездок по мусульманскому миру, я встречался, разговаривал и даже кушал с людьми, которых в Америке сочли бы белыми, но поведение, свойственное белым, было искоренено в их сердцах исламской религией. Прежде мне никогда не приходилось видеть столь искреннего и подлинного братства, существующего между людьми, независимо от их цвета.

Вас может поразить, что я говорю такие слова. Действительно, то, что я увидел и испытал в этом паломничестве, побудило меня пересмотреть большую часть образа мышления, которого я раньше придерживался, отбросить многие мои взгляды. Это не было слишком трудно для меня. Несмотря на твердость моих прежних убеждений, я всегда был человеком, который стремится смотреть фактам в лицо и принимать жизнь такой, какая она есть на самом деле, воспринимая все новое как бесценный опыт и знание, обогащающее меня. Я всегда старался смотреть на мир открытыми глазами, это необходимо для гибкости, которая должна идти рука об руку с поиском правды.

В течение прошедших одиннадцати дней здесь, находясь в мусульманском мире, я ел из той же тарелки, пил из того же стакана, спал на том же коврике, совершив поклонения тому же Богу, что и все мои товарищи-мусульмане. А среди них есть такие, чьи глаза были самыми голубыми, чьи волосы – самыми русыми, а кожа – самой белой из тех, что я когда-либо видел. В словах и делах белых мусульман я чувствовал ту же самую искренность, которую я чувствовал от чёрных африканских мусульман из Нигерии, Судана и Ганы.

Мы были самыми настоящими равными людьми, братьями, потому что их вера в одного Бога удалила “белизну” из их умов, из их поведения, из их отношений.

Я могу заключить из своего опыта, что если бы белые американцы приняли единственность Бога, то, возможно, они приняли бы и единственность всего человечества, а после этого прекратили бы оценивать, осуждать и наносить вред другим людям по причине различий в цвете коже.

С чумой расизма Америка подобна больному неизлечимым раком, так называемому “христианскому” белому американскому сердцу следует быть более восприимчивым к доказанному решению такой разрушительной проблемы. Возможно, настало время спасти Америку от неизбежного бедствия тем же самым разрушением, что принёс Германии расизм, которое в конечном счете разрушило самих немцев.

Каждый час пребывания здесь, на Святой Земле, придает мне новых духовных сил и понимания того, что происходит в Америке между черными и белыми. Американский негр никогда не может быть обвинен в расовой нетерпимости – он только реагирует на четыреста лет сознательного расизма со стороны американских белых. Но поскольку расизм ведёт Америку по дороге самоубийства, основываясь на моем опыте, я действительно верю, что подрастающее поколение белых, студенты в колледжах и университетах увидят росписи на стенах, и многие из них встанут на духовный путь правды – единственный путь, оставленный Америке для отражения бедствия, к которому неизбежно должен привести расизм.

Никогда прежде окружающие люди не почитали меня так высоко.  Никогда еще мне не приходилось чувствовать себя более скромно и недостойно. Кто поверил бы, скажи ему, что американского негра осыпают здесь благословениями? Несколько дней назад человек, которого назвали бы в Америке белым, дипломат Организации Объединенных Наций, посол, принимаемый у королей, предоставил мне свои гостиничные апартаменты, свою кровать. Никогда я даже не мечтал, что мне когда-либо окажут такие почести, которые в Америке оказываются только королю, но никак не негру.

Вся моя благодарность обращена лишь к Богу, Господу всех миров.

С уважением,

Эль-Хадж Малик Эль-Шабазз

(Малкольм Х)»

.
Print Friendly, PDF & Email

You may also like...